Национальные праздники эвенков. Интересные традиции эвенков. Обряд-умывание ритуального столбика сэвэк-мо

Снежный народ: обычаи древних тунгусов (эвенков)

Национальные праздники эвенков. Интересные традиции эвенков. Обряд-умывание ритуального столбика сэвэк-мо

Сегодня правильно использовать самоназвание «тунгусы» только в историческом контексте. Официальное определение народа — эвенки — появилось в 1931 году. И очень трудно выбрать единую теорию их происхождения, потому что все эти теории крайне противоречивы и неоднозначны.

 Тем не менее, одна из самых распространенных версий гласит, что прародина этого народа находится в Забайкалье.

 В настоящее время представители этого коренного населения Российской Федерации проживают в Иркутской области, Красноярском и Забайкальском краях, Якутии, Бурятии, Монголии и Китае …

Современные исследования отмечают, что у эвенков никогда не было единого культурного пространства. Все зависело от их хозяйственной деятельности — оленеводство, охота или рыбалка.

Эвенкийский автономный округ существовал в качестве отдельного субъекта Российской Федерации до 2007 года (сейчас он входит в состав Красноярского края). Это далекая и таинственная земля, куда может отправиться только подготовленный мужественный путешественник.

Эвенки издревле жили у Байкала и постоянно кочевали, о них говорили: «эвенки везде и нигде». В культуре эвенков в первозданном виде сохранились многие элементы прошлого. По мнению ученых, эвенки прямые наследники культуры каменного века у Байкала. К приходу русских у них сложились три основных культурных типа, которые различались по роду занятий: охотники, оленеводы и конные.

В настоящее время эвенки признаны одним из малочисленных народов Севера.

У эвенков частично сохранились патриархально-родовые традиции эвенков: обычай безвозмездной передачи своей добычи сородичам; самое удобное место в чуме на противоположной стороне двери предназначалось только для гостей.

 Гостем считался всякий, кто переступал порог чума. Гостей угощали лучшей пищей, с гостем нужно поделиться даже последним куском мяса.

 Наиболее торжественно проходит у эвенков весенний праздник икэн, посвященный наступлению лета – «появлению новой жизни» или «обновлению жизни».

Места обитания

Среда обитания покрыта густыми лесами, полными лосей, дальневосточными оленями, белками, лисами, зайцами, волками и медведями.

 Эти животные служат повседневной пищей для эвенков; шкуры животных используются для пошива одежды, для уплаты дани (налог в натуральной форме, уплачиваемый народами Сибири и Севера, главным образом в мехах), в то время как остальные животные подвергаются натуральному обмену на хлеб, порох, свинец, даба и нанкин (разновидность ткани).

Горные вершины, называемые «лысыми горами», в основном покрыты постоянным снегом, и только те лысые горы, которые не особенно высоки, избавляются от снега в последние дни июня. Местные лысые горы отличаются тем, что иногда там можно поймать соболей лучшего качества — они лучше как по темному цвету, так и по мягкости меха, эти животные также известны как «каменные» соболи.

Жилища эвенков

Хижина эвенков не обеспечивает ни много места, ни каких-либо других удобств, кроме простоты ежедневной транспортировки и установки на новом месте. Ковры, сделанные из кожи оленей или диких коз, служат в качестве кроватей.

 Котел, несколько деревянных мисок и ложек, корзины из бересты составляют целые домашние вещи тунгусов, содержащих оленей. Их вещи также включают в себя колыбели для младенцев из бересты.

 Младенцы с поясом лежат в тех колыбелях, которые висят на одном из столбов хижины, и во время путешествия эти колыбели прикрепляются на боку оленя, когда ребенок сосет кусок жира, привязанный к палке, так что ребенок не мог полностью проглотить этот питательный жир.

Одежда эвенков

Сапоги из оленьей кожи, брюки из лося, синие рубашки из ткани — обычные аксессуары национальной одежды тунгусов для мужчин и женщин.

 Летом тунгусы носят короткие тканевые кафтаны, причем женщины предпочитают синий и зеленый цвета; и зимой они носят короткие оленьи или козлиные шубы, как правило, с шерстью вверх.

 Тунгусских мужчин можно отличить от тунгусских женщин только по количеству кос: мужчины носят одну короткую косу на затылке, а женщины имеют две косы с обеих сторон лица.

Обычаи эвенков

Когда ребенок рождается, Тунгусы дают ему или ей имя первого человека, который входит в жилище, или имя первого животного, с которым столкнулись родители ребенка. На этом мероприятии не совершается никакого религиозного обряда.

 Многие тунгу приняли православие, но большая их часть придерживается жестокого шаманизма. Церемония бракосочетания проводится так же, как и в бурятской традиции. Они ищут невесту, часто в детстве, платят за нее богатство невесты в шкурах оленей или животных.

 Если у жениха есть сестра, а у невесты есть брат, то они обменивают своих невест без оплаты богатства невесты.

Накануне свадьбы друзья невесты — молодые девушки — приходят к ней домой и танцуют всю ночь напролет. В день свадьбы они выбирают поляны и открытые пространства для установки хижины. В этот же день невеста со всеми своими родственниками и гостями навещает жениха.

 Когда вся еда съедена и все напитки закончены, отец жениха идет к нему в жилище, надевает шубу, но пристегивает поясницу так, чтобы шуба не цеплялась за его грудь.

 Он сидит у костра в ожидании невесты, которая берет тертый вареный жир, входит в хижину «ураса», бросает жир в своего свекра, а если жир падает под его шубу, на его открытую грудь, невеста признана праведной девушкой. Все гости вынимают этот жир из груди свекра — этот жир считается лучшим угощением.

В случае чьей-либо смерти тело мертвого некрещеного Тунгуса переодевается в одежду и увозится в лес, кладется на землю и покрывается множеством сухих упавших сухостой и веток. Затем они подожгли эту кучу веток и дали ей сгореть; Часто случается, что полусожженные тела позже съедаются дикими животными.

Погребальные обычаи эвенков

Национальные праздники эвенков. Интересные традиции эвенков. Обряд-умывание ритуального столбика сэвэк-мо

Из пяти этноязыковых общностей, входящих в число коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего востока, 3-мя крупнейшими в порядке увеличения являются самодийская (49,378), финно-угорская (50,919) и тунгусо-маньчжурская (76,263) группы.

Именно к последней относятся эвенки – относительно многочисленный народ, рассредоточенный по огромным территориям от Енисея на западе до Охотского моря на востоке.

Большинство из них проживает на территориях Дальневосточного (Якутия, Хабаровский край, Бурятия, Приамурье и Забайкалье), а также Сибирского федеральных округов (Красноярский край и Иркутская области).

Однако область их расселения не ограничивается пределами Российской федерации: значительное число эвенков (орочоны, бирары, манегры и солоны) живут на северо-западе Китая и в Монголии. Их общая численность примерно равна численности российской группы.

Происхождение этнонимов «эвенки»/«эвены» на настоящий момент четко не установлено. Вплоть до революции они практически не употреблялись ни в российской, ни в зарубежной научной литературе: вместо них для обозначения общности разнообразных групп тунгусских и маньчжурских народов использовали термин «тунгусы».

Замена расплывчатого этнонима «тунгусы» на современное название эвенков и родственного им этноса эвенов произошло только в 20-30гг. XX века.

Многие историки-этнографы возводят этот этноним к китайскому названию древнего племени оленеводов – «увань», проживающих в горной тайге Забайкалья, которые, вероятно, являются прямыми предками современных эвенков и эвенов.

Однако сами эвенки интерпретируют свое название иначе, связывая его со словом «эвунки», которое в переводе означает «поперечные». Согласно некоторым теориям, использование этого слова отражает историю расселения эвенков «поперек» основных хребтов северной Сибири.

Загробный мир в представлениях эвенков

Традиционные религиозные верования многих коренных сибирских и дальневосточных народов формировались параллельно их расселению по территории северной Азии и культурному взаимодействию друг с другом.

По этой причине они имеют множество характерных черт: трехчленное деление мира, связь загробного мира с северным и западным направлениями света, образ мира мертвых как великой мифической реки, зеркальность этого мира по отношению к потустороннему, а также существование у человека двух и более душ. Эвенкийские представления о смерти не являются исключением.

Потусторонний мир различные группы эвенков называли по-разному: «хэргу», что на русский переводится как нижний; «чунгэдек» – место центра, пуп; «долбор» – ночной, северный.

В горизонтальной плоскости загробный мир располагался либо на севере, либо на западе, в вертикальной – делился на нижний и верхний миры, куда в зависимости от прожитой жизни отправлялись плохие и хорошие души. В некоторых верованиях под первым загробным миром или параллельно ему существовал отдельный мир, где пребывали шаманы, а верхний мир состоял из множества ярусов.

Эвенки, проживающие между Енисеем и Леной, представляли загробный мир в виде огромной реки «Энгдекит» или «Эндекит»(место полного исчезновения), которая объединяла все уровни вселенной. Она начиналась на востоке в Верхнем мире, текла по землям Среднего мира на запад, а затем – на север, где впадала в подземное море Нижнего мира.

После смерти шаман провожал душу по одному из притоков – «долбони» (ночь) к низовьям великой реки, где располагались загробные обиталища отдельных родов.

Здесь она проводила какое-то время, продолжая вести привычный ей образ жизни, выпасая оленей и охотясь на дичь; вдовцы/вдовы объединялись со своими умершими супругами, если только при жизни не заключили второй брак – в таком случае умершие раньше муж или жена также находили себе здесь нового супруга/супругу.

Рано или поздно и эта «жизнь» подходила к концу. Хорошие души после второй смерти переходили в Верхний мир для последующего перерождения, а плохие отправлялись в подземное море, где находилась земля «вечной смерти».

Примечательно то, что и в этой картине мира, отдельное место на том свете отводится шаманам.

В отличие от души обычного человека, душа шамана после смерти не присоединялась к «родовому» обиталищу умерших, а останавливалась перед ним, цепляясь «за скалы около порогов».

Связано это с тем, что каждая «долбони» принадлежала роду соответствующего шамана. По ней он мог путешествовать между миром живых и мертвых.

Круговорот души

Представления о душе и других жизненных сущностях человек разнилось между отдельными группами эвенков, однако общей чертой является их множественность. душа эвенка почти во всех говорах называлась «оми», что на русский буквально переводится как «произведение».

В антропогонических мифах оми – это изображение человека, которое сделал и оживил творец Сэвеки, и только позднее это слово начинает обозначать непосредственно душу. Оми обитали у истоков великой реки и спускались в Средний мир, когда рождался новый человек.

До рождения души простых людей выглядели как птенцы синиц, а оми будущих шаманов – в виде птенцов перелетных птиц: орлов, гагар и лебедей.

По мере взросления человека оми превращалась в душу «хэян», с которой человек проводил всю оставшуюся жизнь. После его смерти она вновь становилась оми, оборачивалась птицей и возвращалась в Средний мир, где в женской утробе давала начало новой жизни.

В других представлениях «хэян» являлась двойником живого человека или духом защищающего и направляющего его предка. В этих случаях она всегда отправлялась в Нижний мир.

Подготовка к погребению

Как только эвенки убеждались в том, что душа покинула тело человека и он больше не дышит, они начинали готовиться к похоронам. Покойнику закрывали лицо платком, связывали ноги и обмывали его кровью жертвенной важенки.

Впоследствии вместо этого стали использовать охру, которой с ног до головы посыпали умершего. После христианизации местного населения этот обычай практически исчез, и для обмывания стали использовать простую теплую воду.

Затем усопшего одевали в заранее подготовленный и богато украшенный традиционный костюм и клали на небольшой ковер – кумалан – или необработанную оленью шкуру. Следующие несколько дней его «угощали».

В юрте с покойником накрывали два стола с угощениями из вареного мяса оленя, ставили чай.

Перед тем как приступить к трапезе скорбящие подбрасывали кусочки еды в воздух или кидали их в очаг, чтобы таким образом почтить душу умершего.

На следующий день сородичи покойника выдалбливали колоду из высохшего дерева или сооружали простой гроб из трех досок (одна под днище, две другие – под боковые стороны). Гроб-колоду изнутри измазывали кровью жертвенной важенки.

Кровью также покрывали специальный погребальный помост «гирамкин», который устанавливался на двух или четырех столбах на месте захоронения.

Как и многие другие народы эвенки выбирали для могил возвышенные места, окруженные водой, или острова.

Похороны эвенка. Воздушное погребение

Завершив все приготовления, эвенки укладывали покойника в гроб вместе с необходимым погребальным инвентарем, оружием, инструментами, посудой и мелкими личными вещами. На грудь умершего супруга жена клала прядь своих волос, вдовец помещал супруге прядь под плечо. Затем гроб покрывали нюком от чума и выносили наружу.

До места захоронения умершего мужчину несли мужчины, а женщину – другие женщины. Если хоронили ребенка, то его тело нес отец. Установив гроб на помост, его начинали окуривать: внизу под помостом разводили огонь, в который заливали олений жир.

Вещи покойного предварительно ломали или резали, а затем развешивали на ветках соседних деревьев. Мужчины путем удушения или ударом заточенного кола в сердце убивали жертвенного оленя.

Быстрая смерть оленя была хорошей приметой для родственников покойника, но если перед смертью он мучился или успевал повернуть голову, то вскоре в их дом снова придет смерть.

Оленье мясо варили здесь же рядом с помостом и затем съедали. Шкуру жертвенного животного вместе с черепом, ребрами и правыми ногами клали неподалеку от мертвеца на небольшой лабаз, предназначенный для его имущества.

Если в честь умершего закалывали более одного оленя, то оставшееся после поминальной трапезы мясо тщательно упаковывали и относили на стоянку, чтобы распределить между соплеменниками.

Его необходимо было съесть до конца вечера.

По окончанию церемонии гроб с покойником закрывали ветками, шкурой или кумаланом, иногда заколачивали сверху досками. После этого участники похорон возвращались домой. Свои следы они заметали или засыпали валежником, стараясь не оборачиваться назад. На стойбище шаман проводил очистительные обряды, чтобы защитить сородичей от злых духов и смерти, и «проводить» душу умершего на тот свет.

28 февраля 2020

Возможно, вам будет интересно:

Интересные традиции и обычаи народа эвенки

Национальные праздники эвенков. Интересные традиции эвенков. Обряд-умывание ритуального столбика сэвэк-мо

Эвенки – древний народ, представителей которого становится всё меньше, так как с развитием транспорта и свободы перемещения эта группа перестала быть практически изолированной от контактов с другими людьми.

Это вызывает стремительное смешивание крови с разными генетическими группами, что неизбежно влечёт за собой стирание традиций этого народа в смешанных семьях. Интересными обрядами и традициями эвенков живо интересуются не только культурологи и этнографы, но и обычные люди.

Существуют туристические направления, позволяющие посетить селения эвенков, чтобы воочию убедиться в самобытности и уникальности их образа жизни, занятий и досуга.

Шаманы

Эвенки представляют собой типичных язычников. До сих пор они очень трепетно относятся к вере, стараются придерживаться всех канонов и неуклонно следовать наставлениям шаманов – посредников между миром живых и мёртвых. В религии этого народа особое место занимают духи умерших предков, среди которых есть чёткая иерархия.

Эвенкийский шаманизм отличается от других тем, что в нём верховными божествами являются как боги-мужчины, так и богини-женщины, в то время, как пантеон богов в шаманизме других народов составляют в основном мужчины.

Всё мироздание в соответствии с представлениями о мироустройстве этой народности делится на три уровня: верхний (небесный), средний (земной) и нижний (подземный). Души людей, живших по справедливости, попадают после смерти в верхний уровень, а души грешников отбывают покарание в нижнем уровне, после чего опять перерождаются в новых земных телах.

Чтобы стать шаманом, эвенку не нужно учиться или выбирать своё назначение самостоятельно. Для этой миссии его выбирают сами боги, которые в один момент овладевают сознанием.

У избранного начинается «шаманская болезнь», во время которой он испытывает дискомфорт, его посещают видения, могут преследовать сплошные неудачи или проблемы у близких людей.

После проведения интересного обряда посвящения в шаманы все эти неприятности резко заканчиваются.

Ограничений по поводу образа жизни у шаманов нет, они вполне могут заниматься мирской работой, но для этого в большинстве случаев не хватает времени.

Каждый шаман имеет свою «специализацию»: кто-то занимается обрядами «очищения», кто-то – проблемами со здоровьем и т.д. За обращение к шаману существует определённая плата.

Кроме того, нередко обращение к миру духов и божеств требует жертвоприношений. Раньше это преимущественно были мясо животных, молоко и спиртное.

Современные шаманы отмечают, что на водку духи реагируют негативно, поскольку многие эвенки не умеют правильно употреблять этот напиток, а проблема алкоголизма присутствует среди представителей этого народа в тех же масштабах, как и у всех северных жителей.

Добывание удачи

Основным занятием эвенков, которое обеспечивало им пропитание и средства на жизнь, была охота, поэтому среди традиций охотников есть много интересных обрядов. Один из них был направлен на то, чтобы призвать удачу, которая спасёт семью от голода на протяжении холодной снежной зимы.

Для того, чтобы предстоящий промысел стал успешным, охотники проводили обряд, который называется «синкэлевун» или «шинкэлевун». Во время него выполнялось магическое забивание изображения животного, на которое собираются выходить мужчины. Такой же интересный обряд помогал вернуть удачу тому, кто на предыдущей охоте не смог добиться поставленной цели.

Сначала необходимо было выложить на земле изображение парнокопытного, а затем изготовить бутафорский лук со стрелами. Охотник брал изображения оленя или лося и уходил в тайгу. Всё это происходило в полном одиночестве без свидетелей.

С близкого расстояния он выстреливал в фигурку. Если стрела прилетела в цель, значит предстоящая охота должна быть успешной. Для закрепления эффекта имитировалась разделка туши: одну половину прятали в тайге, а вторую уносили домой.

Иногда в этом действе участвовал и шаман, тогда успех был практически гарантирован.

Культ животных

Многовековая жизнь на природе делала взаимоотношения эвенков с животными особенными. Интересные традиции были связаны с общением людей и животных.

Считалось, что животные прекрасно понимают человеческую речь, поэтому существовало интересное требование: при сборах на охоту об этом прямо говорить нельзя, так как любое животное, услышавшее эти разговоры, предупредит жертву.

Разговоры велись иносказательно, применялись специальные обороты и слова, заменяющие понятия «охотник», «жертва», «Ружьё», «лук» и пр.

Считалось, что у каждого зверя есть дух-хозяин, которому следует молиться, чтобы вернуться из тайги живым и невредимым. Таким духам приносили жертвы, а для личной безопасности на теле носили амулеты (когти, кости, кусочки шкур и пр.), отводящие все возможные неприятности, связанные с охотничьими делами.

Особое место уделяли медведям. Интересным было то, что эвенки отождествляли себя с этим зверем, считали, что он умеет разговаривать, может принимать человеческий облик и превращаться опять в животное. Насмехаться над медведем не разрешалось, так как зверь мог жестоко отомстить.

Не позволялось убивать спящего медведя, прежде его следовало разбудить, хоть это и навлекало лишние опасности на охотников. Часто во время забоя эвенки громко говорили, что они – якуты, или каркали как ворон, чтобы отвести от себя вину за смерть зверя. После убийства следовало попросить прощения у убиенного за то, что отобрали у него жизнь.

Животворящий огонь

На протяжении длинных холодных месяцев залогом выживания было наличие огня в дю (чуме). Костёр располагался строго по центру, знаменуя собой сердце жилища и семейства. В летние месяцы вместо большого огня тут располагали дымокур, а пищу готовили на костре около чума.

Огонь считался главной семейной святыней, поэтому с ним связано много интересных традиций. В основном за поддержанием костра следили женщины, пока мужья и отцы семейств уходили в тайгу.

Огонь считался живым существом с чувствительной и тонкой душой, поэтому угасание костра сравнивалось с предвестником ужасных и трагических событий.

У костра был личный дух, наделяемый внешностью старика или старой женщины, которому прямо на угли клали лучшие куски мяса и капали вино.

Детям нельзя было играть с головешками, а взрослым – ссориться и сквернословить рядом с ним, так как это могло стать причиной ослабевания духа-огня, что приведёт к несчастьям и болезням всех домочадцев.

Эвенки всегда сжигали срезанные волосы и ногти в костре, потому что человек, не сжёгший их, будет мучиться после смерти и отыскивать обрезки по всему миру. Сжигать эти обрезки можно только в своём доме, это сохранит душу чистой и убережёт от ночных кошмаров.

Сватанье

Свадебные обряды эвенков во многом отличаются от остальных малых народов, проживающих на соседних территориях, в них присутствует огромное количество интересных традиций.

Выбор жениха или невесты для своих детей осуществляли родители или старшие родственники, которые могли заключить договор даже до появления в семье ребёнка.

Очень щепетильно относились к тому, чтобы будущие молодожёны принадлежали к разным родам.

На сватовство являлись сам жених и сват – знатный и уважаемый пожилой человек. На это мероприятие нужно было одеваться особым образом, поэтому цель визита не оставалась загадкой для родителей девушки.

Сват молча заходил в дом и подкладывал хворост или дрова в огонь, чтобы отмести все возможные недомолвки. Девушка в это время уходила из дома, чтобы не мешать беседе, и ожидала специального приглашения.

Жених тоже не участвовал в разговоре свата и родителей невесты.

Сват предлагал свой табак матери и отцу девушки, и в том случае, если они соглашались, вопрос о женитьбе считался решённым. В случае отказа мужчина и женщина закуривали свой табак. Тогда жених и сват прощались и отправлялись домой.

Во время сватания обсуждали размер калыма – откупа, который молодой человек должен выплатить родителям невесты. Жених в свою очередь имел право поинтересоваться приданым, и если оно было слишком маленьким, требовать дополнить его.

Ради справедливости следует отметить, что у эвенков калыму и приданому не отводилась решающая роль, основным фактором считались личные качества молодых.

Когда бы не проходило сватовство, свадьба назначалась на весну, поскольку к этому времени уже завершался отёл оленей и появлялась первая трава, поэтому выпас проходил легко. После сватания семейства жениха и невесты постоянно кочевали по направлению друг к другу, и к моменту свадьбы они были соседями.

Свадьба

На свадьбу надевали самые дорогие и яркие наряды. Олень, на котором невеста ехала в чум к жениху, наряжался специальным седлом и попоной, уздечка украшалась узорами из бисера.

Девушка три раза объезжала вокруг чума, а мужчины в это время стреляли в воздух. Затем молодая заходила в жилище, и все члены семьи вместе с ней водили хоровод вокруг костра по ходу движения солнца.

По очереди молодым давали своё благословение родители жениха и невесты.

На празднике должно было быть много угощений, гости пели и плясали до самого утра, рассказывали длинные истории, проводили состязания по скачкам, борьбе, стрельбе и пр.

Роды

Согласно культуре эвенков, души не рождённых малышей живут в телах маленьких птиц – «оми». Это слово имеет два значения – «душа» и «синица». Место, где они обитают, называется «нектар». Из-за этого убийство синиц и прочих мелких пернатых является одним из тяжких грехов для данной народности.

Роды у этих кочевников были судьбоносным событием, поскольку в тяжёлых условиях без квалифицированной медицинской помощи они нередко заканчивались смертью матери или новорожденного, а иногда – обоих сразу. Часто процедура родов была длительной и мучительной.

Если родственники роженицы видели, что процесс идёт трудно, они прибегали к магическим ритуалам. Существовала интересная традиция развязывания всех узлов в доме и во дворе, пока в семье есть беременная женщина.

Позже эта традиция трансформировалась в открывание всех замков, причём такой обряд сохраняется до наших дней, поскольку много столетий жило твёрдое убеждение, что если не выполнить данное требование, роды не могут пройти успешно.

В том случае, если роженица в процессе родов нуждалась в срочной помощи, родственники вызывали шамана, который срубал дерево, а в пень вбивал клин. Чем сильнее и быстрее вбивался клин, тем быстрее на свет появлялся ребёнок.

Имя и занятие

Новорожденного сразу же нарекали именем. Промедление с выбором имени не допускалось, поскольку в то время, пока у малыша нет имени, пришедшей на свет душой могут завладеть злые духи, и ребёнок будет болеть.

Имя обязательно должно быть таким, которого нет в семье. Если малыша назвать так же, как зовут кого-то из старых живых родственников, те могут умереть до положенного срока, чтобы жизненная сила перетекла к новому члену семьи.

Такая интересная традиция сохранилась у эвенков до наших дней, и они неотступно ей следуют.

В колыбельку, которая располагалась на подвесных опорах, рядом с ребёнком клали ритуальные вещи. Выбирали их в зависимости от того, кем родители хотели видеть своё чадо и какими качествами по их мнению оно должно обладать, когда вырастет. Лук и копьё делали сына метким стрелком и успешным воином.

Интересно, что девочкам в кроватку чаще всего не помещали амулеты, только изредка могли опустить туда куклу, а в большинстве случаев защитой выступала какая-нибудь часть одежды матери.

Считалось, что девочку надёжнее всего от всех возможных трудностей в будущем убережёт материнская душа, впитываемая с первых дней жизни.

Традиции погребения

Обряды погребения взрослых и детей у эвенков отличаются. Взрослого или старого человека хоронят в земле, при этом обычно приносят в жертву оленей. Чем больше оленей принесено в жертву, тем легче будет загробная жизнь для умершего. На холме, насыпанном над телом, устанавливали чучело оленя из дерева. Это было связано с тем, какую большую роль олени отыгрывали в жизни этого народа.

В наши дни традиция трансформировалась и стала ещё более интересной. Дело в том, что многие представители этой группы приняли своей религией христианство, поэтому на могилах у большинства эвенков присутствуют одновременно чучело оленя и православный крест.

Умерших детей подвергают воздушному погребению. Для этого их тела располагают на ветвях деревьев. Интересный обряд связан с поверьем, что души детей недостаточно сильны для самостоятельного вознесения на небо, а с дерева душу сможет подхватить птица и доставить прямо в мир иной.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.